Esileht > Tehtud > Meeleavaldaja >
in-ruum

Профессия - пикетчица
20.02.2005 АЛИНА ЗЕЛИМХАНОВА (Эстония)

В таллиннском кинотеатре "Сыпрус" прошла премьера фильма "Демонстрантка", главной героиней которого стала Эся Шур

Документальный фильм "Meeleavaldaja" снял молодой кинематографист Меэлис Муху. По собственной воле он решил запечатлеть на пленке суровые будни профессиональной пикетчицы, силламяэской пенсионерки Эси Лазаревны Шур.

Это известная у нас медия-персона. Без СМИ Эся Шур оставалась бы просто бессемейной пенсионеркой, которая от нечего делать таскается по судам. Но 68-летняя Эся Лазаревна уже выросла из образа "городской скандалистки" и превратилась в активистку
Союза российских граждан, защитницу слабых, старых и угнетенных. Короче, олитик-маргинал.
Который всегда на трибуне с пламенной речью, но от которого, по сути, мало что зависит.

Шур и ее ближайшая соратница Лидия Кашнова, тоже приехавшая на таллиннскую премьеру, отмеряют время событиями. Суды, встречи с послом России, митинги и демонстрации вместо месяцев, лет. С Меэлисом Муху они встретились после "Профсоюзной цепочки".

- В фильме показана наша работа за два последних года. Никаких репетиций, грима. Подготовка и проведение пикетов, как мы ходим по инстанциям... Наша жизнь. Я никак не контролировала съемки. И не боялась, что покажусь смешной, - сказала газете "Эстония" Эся Лазаревна.

- Вы знаете, это очень сложные два года. Были и лучшие, очень интересные времена. Но тогда нужно было бы снимать несколько серий! -
говорит Шур, улыбается ярко накрашенным ртом и поправляет бессменный платок на высокой прическе в духе 60-х.

Фильм длится 54 минуты. Это настоящее трагикомическое маски-шоу, так как выглядят героини-пенсионерки всегда одинаково. Эся Лазаревна и Лидия Павловна бороздят Силламяэ, Таллинн и Москву в мешковатых бабских кофтах, с полиэтиленовыми авоськами в руках. В кафе они едят свои бутерброды. Они отмечают Восьмое Марта, 1-е и 9- Мая. Толкают
речи на тему "во власти - воры, пройдохи и убийцы" с характерными интонациями озлобленных пенсионеров, которым в транспорте не уступили место. В общем, "бешеные бабки".

Особенно Лидия Кашнова, элемент более радикальный и прямолинейный, чем Шур, ее "серый (в смысле седой) кардинал", обладающий хорошо поставленным, но резким и неприятным голосом (хотя у Эси Лазаревны глотка тоже луженая, а голос металлический). К слову, познакомились боевые подруги в магазине, где на Эсю Лазаревну произвел неизгладимое
впечатление мощный скандал, устроенный обвешенной Лидией Павловной.

Но вот Эся Шур, нажимая кнопку звонка на двери российского консульства, поворачивается лицом к камере и улыбается: "Видите, КаПо
за нами следит. И свои не принимают". Или в Сомпа она видит в руинах прежнее место работы, шахту номер 6. И из слегка чокнутой бабки (а именно такой ее портрет мы привыкли видеть в СМИ) она превращается в грустную пожилую женщину, вспоминающую ушедшие годы. Зал перестает смеяться.

Он, кстати, почти полон. На экран смотрят две категории людей: молодые эстонцы (соратники режиссера) и русские пенсионеры (соратники
Эси Шур). После показа последние жмут руку режиссеру, мол, спасибо, что не побоялся, сынок. Высокий симпатичный Меэлис только смущается, не зная, как вести себя с непредсказуемыми старыми людьми, которые
по-эстонски понимают очень плохо.

Эся Лазаревна после премьеры сияет. Поправляет платок, перекликается со знакомыми пенсионерами.

- Пенсионеры - это, наверное, и есть удитория этого фильма. Ведь мы чего хотим? Улучшить их жизнь, чтобы была достойная пенсия. А они ее лишены. Вот за эти стремления на нас внимание и обратили.

 

Tehtud

Tegemisel

Kontakt